?

Log in

No account? Create an account
Олег Кашин: Нападение на Латынину: радикальные охранители в фоновом… - Юлия Латынина и ее творчество
Август 22, 2016
08:56 pm
[kolokolcev]

[Ссылка]

Previous Entry Поделиться Next Entry
Олег Кашин: Нападение на Латынину: радикальные охранители в фоновом режиме

"Атака на Юлию Латынину – сенсационной ее назвать трудно. Нападения такого рода случаются в Москве регулярно еще с середины нулевых. Гарри Каспарова когда-то ударили шахматной доской. На автомобили Бориса Немцова, телеведущей Марианны Максимовской и бывшего главреда «Эсквайра» Филиппа Бахтина бросали унитазы. Того же Бориса Немцова, когда он выдвигался в мэры Сочи, обливали мочой. Илье Яшину испражнялись на капот автомобиля. Эдуарда Лимонова на первомайской демонстрации 2010 года мазали калом. О тортах и говорить не приходится – по сравнению с дерьмом это очень щадящие атаки. Хотя эпизод с Михаилом Касьяновым, когда тортовая атака последовала за угрозами в инстаграме Рамзана Кадырова, стоит в этом ряду особняком – на Касьянова единственного из всех нападали не представители прокремлевских молодежных движений, а люди, похожие на сотрудников чеченского МВД, и тут хоть торт, хоть воздушный шарик – после убийства Бориса Немцова это в любом случае повышенная опасность. Но такая атака была одна, все остальное – дерьмо, моча, унитазы – это большой стиль российской политики времен позднего Суркова.

У тогдашнего главного политического администратора Кремля была странная мания по отношению к лимоновской партии – именно ее он считал главной угрозой стабильности, но именно ее этику и эстетику он воспроизводил в подведомственных ему молодежных организациях. Нацболы начала нулевых практиковали «продуктовые акции» – бросали майонез, помидоры, яйца или те же торты в российских чиновников (кстати, в премьера Касьянова; и когда тот участвовал в коалиции «Другая Россия» в том числе с Лимоновым, он даже встречался и мирился с активисткой, бросившей в него в свое время яйцо). Партию разгромили, акции закончились, но формат был подхвачен уже противниками оппозиции, которые по какой-то причине очень быстро от использования еды перешли к фекалиям.

Лимоновский формат, будучи спародированным охранителями, и без фекалий выглядел вполне омерзительным – все же есть разница между бросанием яйца в чиновника, охраняемого ФСО, и бросанием даже точно такого же яйца в никем не охраняемого оппозиционера, который не то что с ФСО, а с простой полицией встречается только на митингах, когда омоновец заламывает ему руки и ведет в автозак.

Вымазать оппозиционера дерьмом – легкий способ испортить оппозиционеру одежду и настроение, но не только. Деморализующий эффект от таких акций связан не только с тем, что остается на одежде, но и с тем, что атакуемый точно знает – тому, кто на него напал, ничего не будет, и тем же вечером он, никем не пойманный и никем не разыскиваемый, будет отмечать успех своей акции в кругу друзей и единомышленников, среди которых наверняка обнаружится хотя бы один госслужащий. Кроме того, имеет значение медийное сопровождение атаки. Разумеется, ни одно прокремлевское СМИ не напишет «как здорово, что Латынину вымазали дерьмом» – напишут, что известная журналистка в очередной раз (здесь будет ссылка на какое-нибудь ее прежнее нашумевшее высказывание) оскандалилась, и будет комментарий эксперта, что неудивительно, что такие люди притягивают к себе всякие неприятности, ведь это такая среда – в оппозиции много неуравновешенных людей (здесь будет ссылка на «курицу во влагалище», или на мошонку Павленского, или даже на того расчленителя, который ходил на Болотную), – и патриотическая аудитория убедится, что да, в этих кругах так всегда, сначала Путина критикуют, а потом дерьмом друг друга мажут. Атака будет успешной только в том случае, если виноватой будет выглядеть сама жертва и если все ее попытки указать на виновных будут встречать дружное «знаем-знаем, Путина у себя под кроватью ловит».

В атаке на Латынину «Новая газета» практически сразу после случившегосяобвинила одиозного ресторатора Евгения Пригожина. Версия кажется убедительной – о связи структур Пригожина с организаторами серии нападений на оппозиционеров в Петербурге подробно писали «Фонтанка» и«Новая», а сам Пригожин в последнее время завоевал репутацию уже не просто «кремлевского повара», а покровителя и спонсора чуть ли не всех полукриминальных структур, работающих на государство, – от «ольгинских троллей» до частных военных компаний, воюющих в Донбассе и Сирии.

Персонально Латынина не была в первых рядах расследователей, разоблачавших Пригожина, но если предположить, что он воюет не с личными врагами, а с врагами власти вообще, то Латынина, несомненно, один из ключевых таких врагов – для определенной аудитории (грубо говоря, для тех, кто расшаривает в соцсетях демотиваторы про Обаму-обезьяну и карикатуры про медведя, грозящего «искандерами» Западу) Латынина на протяжении многих лет остается важным раздражителем – ее цитаты легко найти в гуляющих по соцсетям подборках высказываний «врагов России». Она действительно очень подходящая мишень для любых атак.

Понятно, что прямо обвинять Пригожина и его людей в этом конкретном нападении – верный способ нарваться на иск, но то направление поиска, которое задала «Новая газета», действительно выглядит как минимум напрашивающимся. Все предыдущие акции такого рода – унитазы, моча, кал, – происходили в годы существования «Наших», «России молодой» и прочих структур такого рода, уши которых всегда в том или ином виде торчали за этими атаками (например, когда Лимонова мазали дерьмом, почему-то рядом с ним повезло оказаться и запечатлеть момент измазывания именно фотографу «России молодой»), а сейчас этих структур нет. И то, что их прежние привычки воспроизводятся кем-то другим, заставляет обратить внимание на положение дел в этом радикально-охранительном секторе российской политики.

Нет «Наших», но есть так называемое Национально-освободительное движение, пикетирующее редакции независимых СМИ и грозящее им всяческими карами. Есть формально не связанная с НОДом, но стилистически и идеологически близкая к нему группировка СЕРБ, представители которой регулярно громятмемориал Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту и нападают на оппозиционные митинги (совсем недавно лидер СЕРБа, известный как Гоша Тарасевич, на очередном митинге побил полицейского – есть видео, но нет уголовного дела, неизбежного в случае, если бы на месте Тарасевича был кто-то другой, без мандата на безнаказанность). Есть чеченцы – те, которые бросали в Касьянова торт, и те, которые обливали зеленкой в Грозном члена президентского Совета по правам человека Игоря Каляпина. И есть те таинственные (по версии «Фонтанки» и «Новой», связанные с Пригожиным) люди из Петербурга, которые несколько месяцев подряд поджигают машины критиков власти из соцсетей, избивают их или просто выслеживают, демонстрируя им, что о личной безопасности можно забыть.

Как видим, на смену массовым и так или иначе заботившимся о своем имидже молодежным движениям пришли небольшие, но гораздо более агрессивные полукриминальные группы. Чего они стоят на самом деле, вероятно, можно будет узнать только в том случае, если оппозиция станет так же активна, как после выборов 2011 года, – больших митингов в Москве не было давно, и никто не знает точно, что может угрожать оппозиционерам, вышедшим на улицу. До новой Болотной, если она когда-нибудь случится, этим агрессивным группам приходится существовать в таком фоновом режиме, регулярно напоминая о том, что они есть. В этом смысле нападение на Латынину может быть адресовано не столько ей, сколько всем остальным – мол, пакетиков с дерьмом у нас хватит на всех. Это в каком-то смысле даже важная и интересная информация, но если вдуматься – а разве кто-нибудь в этом сомневался?"

Tags:

(Оставить комментарий)

Разработано LiveJournal.com